Аня, 11 лет

SMS
x
Аня
Аня не знает, что такое жить без танца, без движения. Она начала заниматься с пяти лет, а теперь, в одиннадцать уверена — это ее жизнь, ее смысл. В танце она спасается от кошмара, в который отец превратил их с мамой жизнь.
14 110
Нужно собрать 30 000
Нас поддержали: Андрей, Ксения, Наталья, Алевтина и еще 2
x
Мы благодарим
3 000
Андрей
18.06.2021
10
Ксения
10.06.2021
100
Наталья
10.06.2021
500
Алевтина
01.06.2021
500
Фил
01.06.2021
5 000
Анна
01.06.2021
5 000
Вероника
01.06.2021
Размер пожертвования
Пожалуйста, укажите корректную сумму
от 10 до 30000
Способ оплаты
Банковская карта
Яндекс.Деньги
Банковская карта
WebMoney
Сбербанк Онлайн

Отправьте SMS на короткий номер 3434 со словом Реликт и укажите сумму пожертвования цифрами через пробел.

Кого нам благодарить?
Для выполнения пожертвования необходимо прочитать и согласиться с Условиями.

Мы пришлем уведомление о получении пожертвования

Перенаправление на безопасную страницу платежа...

Публичная оферта о заключении договора пожертвования

Благотворительный фонд "Реликт" (Председатель: Федяров Алексей Владимирович),
предлагает гражданам сделать пожертвование на ниже приведенных условиях:

1. Общие положения
1.1. В соответствии с п. 2 ст. 437 Гражданского кодекса Российской Федерации данное предложение является публичной офертой (далее – Оферта).
1.2. В настоящей Оферте употребляются термины, имеющие следующее значение:
«Пожертвование» - «дарение вещи или права в общеполезных целях»;
«Жертвователь» - «граждане, делающие пожертвования»;
«Получатель пожертвования» - «Благотворительный фонд "Реликт"».

1.3. Оферта действует бессрочно с момента размещения ее на сайте Получателя пожертвования.
1.4. Получатель пожертвования вправе отменить Оферту в любое время путем удаления ее со страницы своего сайта в Интернете.
1.5. Недействительность одного или нескольких условий Оферты не влечет недействительность всех остальных условий Оферты.

2. Существенные условия договора пожертвования:
2.1. Пожертвование используется на содержание и ведение уставной деятельности Получателя пожертвования.
2.2. Сумма пожертвования определяется Жертвователем.

3. Порядок заключения договора пожертвования:
3.1. В соответствии с п. 3 ст. 434 Гражданского кодекса Российской Федерации договор пожертвования заключается в письменной форме путем акцепта Оферты Жертвователем.
3.2. Оферта может быть акцептована путем перечисления Жертвователем денежных средств в пользу Получателя пожертвования платежным поручением по реквизитам, указанным в разделе 5 Оферты, с указанием в строке «назначение платежа»: «пожертвование на содержание и ведение уставной деятельности», а также с использованием пластиковых карт, электронных платежных систем и других средств и систем, позволяющих Жертвователю перечислять Получателю пожертвования денежных средств.
3.3. Совершение Жертвователем любого из действий, предусмотренных п. 3.2. Оферты, считается акцептом Оферты в соответствии с п. 3 ст. 438 Гражданского кодекса Российской Федерации.
3.4. Датой акцепта Оферты – датой заключения договора пожертвования является дата поступления пожертвования в виде денежных средств от Жертвователя на расчетный счет Получателя пожертвования.

4. Заключительные положения:
4.1. Совершая действия, предусмотренные настоящей Офертой, Жертвователь подтверждает, что ознакомлен с условиями Оферты, целями деятельности Получателя пожертвования, осознает значение своих действий и имеет полное право на их совершение, полностью и безоговорочно принимает условия настоящей Оферты.
4.2. Настоящая Оферта регулируется и толкуется в соответствии с действующим российском законодательством.

5. Подпись и реквизиты Получателя пожертвования

Благотворительный фонд "Реликт"

ОГРН: 1197700004226
ИНН/КПП: 9725005348/772501001
Адрес места нахождения: 119071, Москва г, Калужская М ул, дом № 27, квартира 12

Банковские реквизиты:
Номер банковского счёта: 40703810202360000021
Банк: АО "АЛЬФА-БАНК"
БИК банка: 044525593
Номер корреспондентского счёта банка: 30101810200000000593

Председатель
Федяров Алексей Владимирович

Согласие на обработку персональных данных

Пользователь, оставляя заявку, оформляя подписку, комментарий, запрос на обратную связь, регистрируясь либо совершая иные действия, связанные с внесением своих персональных данных на интернет-сайте https://fond-relikt.ru, принимает настоящее Согласие на обработку персональных данных (далее – Согласие), размещенное по адресу https://fond-relikt.ru/personal-data-usage-terms/.

Принятием Согласия является подтверждение факта согласия Пользователя со всеми пунктами Согласия. Пользователь дает свое согласие организации «Благотворительный фонд "Реликт"», которой принадлежит сайт https://fond-relikt.ru на обработку своих персональных данных со следующими условиями:

Пользователь дает согласие на обработку своих персональных данных, как без использования средств автоматизации, так и с их использованием.
Согласие дается на обработку следующих персональных данных (не являющимися специальными или биометрическими):
• фамилия, имя, отчество;
• адрес(а) электронной почты;
• иные данные, предоставляемые Пользователем.

Персональные данные пользователя не являются общедоступными.

1. Целью обработки персональных данных является предоставление полного доступа к функционалу сайта https://fond-relikt.ru.

2. Основанием для сбора, обработки и хранения персональных данных являются:
• Ст. 23, 24 Конституции Российской Федерации;
• Ст. 2, 5, 6, 7, 9, 18–22 Федерального закона от 27.07.06 года №152-ФЗ «О персональных данных»;
• Ст. 18 Федерального закона от 13.03.06 года № 38-ФЗ «О рекламе»;
• Устав организации «Благотворительный фонд "Реликт"»;
• Политика обработки персональных данных.

3. В ходе обработки с персональными данными будут совершены следующие действия с персональными данными: сбор, запись, систематизация, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), извлечение, использование, передача (распространение, предоставление, доступ), обезличивание, блокирование, удаление, уничтожение.

4. Передача персональных данных, скрытых для общего просмотра, третьим лицам не осуществляется, за исключением случаев, предусмотренных законодательством Российской Федерации.

5. Пользователь подтверждает, что указанные им персональные данные принадлежат лично ему.

6. Персональные данные хранятся и обрабатываются до момента ликвидации организации «Благотворительный фонд "Реликт"». Хранение персональных данных осуществляется согласно Федеральному закону №125-ФЗ «Об архивном деле в Российской Федерации» и иным нормативно правовым актам в области архивного дела и архивного хранения.

7. Пользователь согласен на получение информационных сообщений с сайта https://fond-relikt.ru. Персональные данные обрабатываются до отписки Пользователя от получения информационных сообщений.

8. Согласие может быть отозвано Пользователем либо его законным представителем, путем направления Отзыва согласия на электронную почту – romanova.foundation@gmail.com с пометкой «Отзыв согласия на обработку персональных данных». В случае отзыва Пользователем согласия на обработку персональных данных организация «Благотворительный фонд "Реликт"» вправе продолжить обработку персональных данных без согласия Пользователя при наличии оснований, указанных в пунктах 2 - 11 части 1 статьи 6, части 2 статьи 10 и части 2 статьи 11 Федерального закона №152-ФЗ «О персональных данных» от 27.07.2006 г. Удаление персональных данных влечет невозможность доступа к полной версии функционала сайта https://fond-relikt.ru.

9. Настоящее Согласие является бессрочным, и действует все время до момента прекращения обработки персональных данных, указанных в п.7 и п.8 данного Согласия.

10. Место нахождения организации «Благотворительный фонд "Реликт"» в соответствии с учредительными документами: 119071, Москва г, Калужская М ул, дом № 27, квартира 12.

Аня не знает, что такое жить без танца, без движения. Она начала заниматься с пяти лет, а теперь, в одиннадцать уверена — это ее жизнь, ее смысл. В танце она спасается от кошмара, в который отец превратил их с мамой жизнь.

 

Необразцовый муж и отец

 

Они познакомились четырнадцать лет назад. Вспыхнули чувства, начался яркий роман, а через семь месяцев Елена забеременела.

 

«Я испугалась, что Паша уйдет, — рассказывает она. — Но он уверял, что любит и всегда будет рядом».

 

В положенный срок у пары родилась девочка. Назвали Аней. Павел к появлению в семье младенца оказался не готов. В первые месяцы Аниной жизни отца постоянно не было дома — пропадал с друзьями, пил, а потом появлялся на пороге и устраивал скандал.

 

«Он постоянно кричал, оскорблял, вынимал всю душу, — рассказывает Елена. — Благо, ребенка не трогал. Когда Ане было полтора года, я решилась уйти».

 

Но попытка оказалась неудачной. Осознав, что Елена не шутит, Павел сразу стал уговаривать жену остаться. «Он говорил, как сильно любит нас с Аней, как не представляет жизни без нас, — рассказывает девушка. — Обещал, что исправится, и у нас все будет хорошо».

 

Первое время она даже ему верила. Павел был образцовым мужем и отцом — работал, зарабатывал, а все свободное время проводил с женой и маленькой дочерью. Пара даже решилась на второго ребенка. У Ани в скором времени должен был появиться младший брат, и тут Павел решил заняться частными грузоперевозками. И прогорел.

 

«Скандалы и пашины истерики стали нормой жизни, — продолжает Елена, — а потом он решился поднять на меня руку. В итоге вторые роды были экстренными, а наш сын первый год своей жизни провел в больницах».

 

На деньги, оставшиеся от продажи бизнеса, и материнский капитал семья купила маленькую квартирку в пригороде Челябинска. Жизнь складывалась скверно, а Павел становился все агрессивнее.

 

«В какой-то момент я поняла: он скоро начнет бить не только меня, но и Аню, а потом и Егора, —

 Говорит Елена. — И велела ему собирать вещи и уходить».

 

 

Смелая девочка

 

Аня осталась вместе с мамой и братом. Девочке было пять лет, когда родители развелись.  И в том же году она начала танцевать.

 

«Это был день защиты детей, — вспоминает Елена. — Мы пришли на концерт вместе с Аней и Егором. Певица пела какую-то очень зажигательную песню и предложила всем детям вокруг потанцевать под эту музыку. Я чуть подтолкнула Аню: иди, танцуй. И тут она пошла».

 

Маленькие зрители танцевали на своих местах, но Аня решила: сцена подходит для этого намного лучше. «И она просто пошла туда, поднялась к певице и стала танцевать вместе с ней, — Елена смеется. — Это было настолько умилительно, что потом ее благодарили организаторы под аплодисменты зрителей. Аня нисколько не смутилась. Ей это нравилось».

 

В тот момент Елена поняла: возможно, это и есть путь ее дочери. «И я отвела Аню в нашу первую танцевальную школу, — говорит девушка. — Решила попробовать. Тогда я даже не представляла, насколько все будет серьезно, что Аня так втянется в эти занятия. Мне хотелось, чтобы она всесторонне развивалась, не более. Но сейчас я все чаще думаю, что это был самый правильный шаг в нашей с ней жизни».

 

А пока Аня училась делать первые танцевальные движения, жизнь ее семьи становилась все сложнее.

 

«Кукушка»

 

После развода, по словам Елены, их с детьми бюджет был «ноль рублей чистыми». Нужно было срочно искать работу. Два с половиной года девушка была промоутером в торговых точках. «Так я могла что-то зарабатывать и успевать заниматься детьми, — говорит она. — И тут на меня посыпались иски».

 

Павел почти не появлялся в их с детьми жизни, пока не встретил вторую жену Анну. По словам Елены, именно эта женщина начала подговаривать его портить жизнь своей бывшей семье.

 

«Она юрист, — продолжает девушка. — Вместе с Пашей они начали пытаться отсуживать у меня детей. По одному. Первой под ударом оказалась Аня. Я себе места не находила. Дочери было всего семь лет, сыну — четыре года. И пусть было ясно, что все суды останутся за мной, не передать, сколько нервов на это ушло».

 

В 2017 году Елене пришлось срочно уехать — у ее матери случилось обострение серьезного хронического заболевания. «Детей туда я взять не могла,  — говорит она. — Им не надо такое видеть. Аня и Егор остались у моей лучшей подруги. Я должна была вернуться через десять дней и их забрать, но тут об этом узнал Павел. Он позвонил мне, обложил матом, назвал кукушкой и просто забрал детей к себе».

 

Аня и Егор оказались в съемной однокомнатной квартире, где жил их отец с новой женой и ее двумя детьми. Поговорить с мамой им не разрешили.

 

«К тому моменту у меня уже было решение суда, что Аня должна жить со мной, — говорит Елена. — Определять место жительства Егора мы должны были позже. И вот я, находясь в другом городе, была поставлена перед фактом: детей забрал отец и возвращать их он не собирается».

 

 

«Постоянно хотелось есть»

 

Три месяца Аня не видела маму. Вместе с братом она была фактически заперта в отцовской квартире. Все, что разрешалось, — прогулки под присмотром. Звонить Елене и говорить с ней категорически запрещалось.

 

«Потом дочь рассказывала мне, как постоянно ей говорили, что мама их с Егором бросила, — рассказывает Елена. — Аня не верила. А я искала способы вернуть их домой».

 

Правоохранительные органы и судебные приставы помочь Елене не смогли. Пришлось пытаться самостоятельно договориться.

 

«Я постоянно приходила к их дому, просила дать мне возможность поговорить с детьми, но нет, — говорит девушка. — Только один раз, когда я стояла на улице, Анна вывела мою дочь на балкон, и Анечка крикнула: «Мама, я не хочу к тебе возвращаться!». Она сразу убежала в комнату и зарыдала так, что я слышала этот крик».

 

Через два месяца Павел вместе с новой семьей, Аней и Егором перебрался на новую съемную квартиру. Елене он адрес не сказал.

 

«Я чуть с ума не сошла, пока искала их, — вспоминает она. — Потом приходила туда вместе с приставами, но те снова ничего не смогли сделать. Тогда я решила, что без детей не уйду».

 

Елена взяла дом в одиночную осаду. Двое суток она не спала, почти ничего не ела, но не отходила от подъезда, в котором держали ее детей. К ней по очереди приезжали друзья и знакомые, привозили еду, сидели вместе с ней в автомобиле и наблюдали за входной дверью.

 

«Только тогда Паша понял: я никуда не уйду, а еще я не одна, — говорит она. — Они вернули мне детей, но когда я их увидела, стало больно».

 

Егор был совсем маленьким и мало что понимал в происходящем, а Аня бросилась к маме. Девочка плакала, цеплялась за Елену и постоянно извинялась за то, что крикнула тогда ей с балкона. «А потом дочь рассказала мне все, — говорит Елена. — Тогда Анна запугала ее и отлупила, чтобы она прокричала мне именно то, что надо. Аня очень боялась ее и не смогла сопротивляться. Она была напугана. А еще сильно исхудала».

 

Девочка рассказала маме, что их с Егором почти не кормили. «Мама, мне постоянно так сильно кушать хотелось», — Аня всхлипывала, а у Елены сводило зубы. На ее дочери были ее любимые джинсы. Три месяца назад было ясно, что она из них почти выросла. Теперь они были ей велики.

 

«Теперь я знаю, что ты чувствовала»

 

Все повторилось через два года. Теперь в заточении оказался Егор. Павел забрал его из детского сада. Как Елена не пыталась договориться с воспитателями, чтобы те не отдавали отцу ребенка без ее присутствия, ничего не получилось.

 

«Незадолго до этого он начал забрасывать сад жалобами, запугал всех, они даже сопротивляться не стали, — рассказывает Елена. — Павел снова отказывался отдать мне ребенка».

 

Все было, как и два года назад, — судебное решение, что сын должен быть с матерью, бездействие приставов, отказ Павла и его жены идти на контакт.

 

«Сначала мы пришли вместе с Аней к дверям их квартиры, — продолжает девушка. — Мы слышали, что там кто-то есть. Звонили, стучали, но нам так никто и не открыл. Никогда не забуду, как Аня повернулась ко мне и сказала: “Мама, я теперь понимаю, что ты чувствуешь. Ты же так же стояла и стучала, когда мы были там. Тебе было также страшно?”. Вечером мы придумали план».

 

Все было просто. Аня вызвалась прийти к отцу в гости, поговорить с Егором и выманить всех на прогулку, а там их бы уже встретила Елена и ее друзья.

 

«Аня боялась туда возвращаться, но ради брата готова была на все, — говорит Елена. — Мне самой было страшно, но другого выхода я не видела».

 

План сработал. Аня снова оказалась в семье отца. Она видела Егора, знала, что он боится этих людей. «А ей самой постоянно выговаривали, то она плохая девочка и врунья, — говорит Елена. — Анна обвиняла мою дочь, что та врала, как тут с ними обращались. Аня не спорила. В свои девять уже знала: смысла нет».

 

Их удалось перехватить при возвращении домой с прогулки. Павел отдал детей матери, но потом стало известно, что за несколько месяцев, что Егор провел у отца, мальчик успел оказаться в больнице. В выписке значилось: сильная рвота из-за нервного истощения на фоне психотравмирующей ситуации в семье.

 

«Это из-за папы учителя чуть не уволили с работы?»

 

Елена поняла: с бывшим мужем и Анной не договориться. Она собрала вещи и вместе с детьми переехала в Краснодарский край. «Анечка уже ходила в школу, — рассказывает девушка. — Павел с женой нашли новый способ издеваться над нами. Они начали писать жалобы на школы и учителей».

 

Одна из жалоб пришла на учительницу хореографии. Она не предоставила отцу Ани некие документы по первому требованию. «Молодую девушку, которая всегда относилась к Анечке очень хорошо, вызвали в администрацию, угрожали разбирательствами, увольнением, — говорит Елена. — Ане она очень нравилась, и дочь искренне переживала за нее. Но я не говорила ей, кто за этим стоит. А тут распечатали справку, которая Паше была нужна, и отдали Ане прямо в руки. Велели передать отцу. И она догадалась».

 

Аня прибежала домой, сунула бумагу Елене в руки и закричала: «Так это все из-да него, да? Это из-за папы ее чуть не уволили с работы? Почему он во все лезет? Почему не хочет оставить нас в покое?». Елена растерялась. В тот раз она так и не нашла, что ответить дочери.

 

Оставьте нас в покое

 

В 2020 году пандемия заставила Елену с детьми вернуться в Челябинск. Вот только жить в своей старой квартире они не смогли — прорвало трубу, и случился потоп. На ремонт денег не было. «Продать ее тоже невозможно, — говорит Елена. — Паша против, а без его согласия никак. Пришлось перебираться на съемную».

 

Как только Аня и Егор пошли в школу, начались новые жалобы. «Дети отлично учатся, особенно Аня, — говорит Елена. — К тому же у нее очень хорошие лидерские качества, к ней все прислушиваются. Но Паша не успокаивается. Однажды дочь получила две пятерки по английскому, а учительница поставила одну из них как бы в следующий день, чтобы не втискивать две цифры в одну клетку. Тут же прилетела жалоба от Павла. Эту девушку тоже едва не уволили с работы. А Аня снова плакала».

 

По словам Елены, видеть своего папу девочка не хочет. Последние два года избегает встреч с ним. Когда вспоминает все, что случилось, или узнает, что папа написал еще одну жалобу на учителя, плачет от обиды и бессилия. «Для нее учителя – это святое, вторая семья, — говорит Елена. — Она очень переживает, но я стараюсь успокоить ее. Это же не анина вина, что у нее такой отец».

 

Елена тоже не знает покоя. Анна и Павел продолжают заваливать ее исками. В этот раз обещали еще четыре новых судебных разбирательства. «Мы мечтаем об одном: чтобы они оставили нас в покое, — Елена тяжело вздыхает. — Большего не надо».

 

«Танцы — это жизнь»

 

В прошлом году Аня вошла в новый танцевальный коллектив. По словам Елены, лучший из всех, что были до этого. «У нее горят глаза, — говорит девушка. — Танцы для Ани стали всем. Она пропадает на тренировках, старается. Мне никогда не приходилось напоминать ей про занятия, никогда не нужно было подталкивать. Она все делает сама».

 

От природы не очень гибкая, Аня, по словам мамы, одним желанием и силой воли догнала более тренированных танцоров в новой группе, села на шпагат, выучила сложные движения и стала одной из лучших танцовщиц коллектива.

 

«Ей всего одиннадцать, но она уже твердо решила стать хореографом, — продолжает Елена. — На страничке «Вконтакте» у нее стоит статус: “Танцы — это жизнь”. В случае Ани это не просто красивые слова, а правда».

 

Танцуя, девочка забывает все — заточение в отцовской квартире, запугивания, историю про спасение брата и жалобы на учителей. Она просто движется, и на эти мгновения становится самой счастливой на свете.

 

«Иногда ей еще снятся кошмары, иногда она просто прокручивает произошедшее внутри себя, но танец спасает ее от любых мрачных мыслей, — говорит Елена. — И я этим счастлива. Не знаю, как бы Аня пережила все это, если бы не было возможности танцевать».

 

Елену беспокоит только одно: занятия дочери обходятся недешево. Вернувшись в Челябинск, девушка вышла на новую работу — стала SMM-щицей и теперь ведет аккаунты клиентов в соцсетях, но пока это не приносит ожидаемой прибыли.

 

«Несколько раз я думала, что пора переходить в коллектив попроще или прекращать занятия, — говорит Елена. — Но когда я вижу ее сияющие от счастья глаза, вижу, как она старается, как занимается, понимаю: я не смогу ей сказать этого никогда. Проще снова залезть в долги по уши, чем лишить ее мечты».

 

Но если оплачивать занятия тяжело, то выезды на танцевальные конкурсы, где Аня может показать себя, обходятся в совершенно неподъемные для Елены деньги.

 

«Скоро в Туапсе проводится одно из соревнований, — говорит Елена. — Дочь мечтает поехать туда, а я даже не знаю, что ей сказать. Реветь хочется».

 

Отказать — отобрать один шанс, а согласиться пока просто не на что. И при этом Елена знает: отбери у дочери танец, и она может рухнуть в то липкое, вязкое, удушающее болото постоянных конфликтов и тяжб, окружающее их семью, с головой. Для Елены это страшный сон. Для Ани — тоже.

 

Мы не могли пройти мимо этой истории. Конечно, со временем Елена сможет встать на ноги. Мы надеемся, что и в конфликте с бывшим мужем ей удастся поставить финальную точку.

 

Но сейчас ей и Анечке очень нужна помощь.

 

Для своих одиннадцати лет Аня пережила слишком многое и заслуживает нескольких дней настоящей радости. Она долго готовилась к конкурсу, вложила в это много сил и надежд, но сейчас просто не сможет туда поехать.

 

Мы можем помочь девочке исполнить маленькую мечту, чтобы внутри нее крепла вера: желания, если очень сильно захотеть и приложить усилия, сбываются.

 

Но без вас ничего не получился. Мы открываем сбор для Ани. Чтобы она попала на конкурс и смогла хоть на пару дней забыть кошмар, в котором ей приходится жить, нам с вами нужно собрать  30 000 рублей.

 

Мы верим: вы с нами.  

Текст: Анна Поваго, ИД «Коммерсантъ», специально для фонда «Реликт».

Пожертвовать
Поддержали: Андрей, Ксения, Наталья, Алевтина и еще 2
x
Мы благодарим
3 000
Андрей
18.06.2021
10
Ксения
10.06.2021
100
Наталья
10.06.2021
500
Алевтина
01.06.2021
500
Фил
01.06.2021
5 000
Анна
01.06.2021
5 000
Вероника
01.06.2021