Позвони, мы возьмем под крыло

Психологическое давление, финансовая зависимость, побои — что такое домашнее насилие Наталья Никифорова узнала на собственном опыте, а потом и из чужих историй. Жизнь снова и снова сталкивала ее с рассказами о боли, страхе и беспомощности. Четыре года назад Наташа не выдержала — собрала друзей и создала маленькую волонтерскую организацию для помощи жертвам домашнего насилия в Санкт-Петербурге. В 2020 году она превратилась в фонд помощи жертвам насилия «Птицы», наших друзей и партнеров.

Мы от Кати Серовой

В 2017 году в социальной сети Вконтакте появился аккаунт Кати Серовой — страница для обращений от жертв домашнего насилия. Катя обещала помочь им покинуть квартиру, если агрессор не позволяет этого сделать, предлагала консультации юристов и психологов, уверяла, что найдет место, где можно переночевать, если некуда пойти. Подчеркивала: анонимность гарантирует. «Все будет хорошо. Не бойся, мы с тобой. Вместе мы сможем», — было написано в конце закрепленной записи.

— Страницу назвали в честь моей бабушки, — рассказывает Наталья Никифорова, директор фонда помощи жертвам насилия «Птицы». — Мы создали ее и нашу группу волонтеров вдвоем — я, юрист-криминолог, и моя подруга Олеся, психолог. Мы хотели помогать по мере собственных сил, привлекали друзей, они тоже кого-то приводили. Заработало «сарафанное радио».

Сначала подопечных было немного, и у всех — страшная классика. Обращались девушки, пережившие изнасилование, побои, выставленные за порог без гроша в кармане, желающие сбежать от домашних насильников.

— Мы постоянно сидели на телефоне, были в сети. С кем-то из обратившихся нужно было просто поговорить, кого-то отправить к нашим психологам, но кого-то приходилось забирать.

Среди волонтеров были молодые люди с личными автомобилями. Они приезжали по указанному адресу, помогали девушкам собраться и безопасно выйти из квартиры.

— Никто не дрался, — говорит Наташа. — Мальчики чаще всего стояли в дверях и следили за нашей безопасностью, пока мы помогали подопечным вынести вещи, одеться и выйти на улицу.  Мужчины могли орать на нас матом, оскорблять, обещать встречу в темном переулке, но руки не распускали. Чистая психология: бить беззащитного человека куда проще, чем противостоять паре высоких крепких парней. Так что все ограничивались только угрозами.

Девушек размещали в шелтере (убежище), помогали при необходимости написать и подать заявление в полицию, прийти в себя и решить, что делать дальше.

Прыгай, Маша

В июле 2019 года портал «Такие Дела» выпустил материал о Кате Серовой.  И тогда Наталья решилась: начался процесс превращения компании друзей, объединенных одной идеей, в благотворительный фонд помощи жертвам насилия — «Птицы» из Санкт-Петербурга.

— Мы стали смелее, увереннее в себе, по-настоящему поверили: то, что мы делаем, очень важно, — говорит Наташа. — Иногда страшно представить, что было бы с нашими девочками, если бы они не сумели быстро найти помощь.

Маша (имя изменено по просьбе героини) — одна из тех, за кого «Птицы» особенно переживают. Семнадцатилетняя девушка без российского гражданства, без образования, с двумя детьми на руках — она оказалась в безвыходной ситуации.

—  Нам позвонили из консульства одной из стран СНГ и попросили принять девушку, — говорит Наташа. — Несовершеннолетняя мать двоих детей. С ума сойти.

Жизнь с Машей не церемонилась. Ее родители были людьми традиционными, деревенскими, а их положение —  трудным. Девочка успела закончить только начальную школу, когда семья решила: образования достаточно, а в хозяйстве лишние руки не повредят.

—  В пятнадцать мне нашли мужа, — вспоминает Маша. — Он живет здесь, в Питере, гражданство российское. Сказали: твой шанс, провели никях. Муж обещал, что не тронет. Это была ложь.

Никях — церемония бракосочетания в исламе, не имеющая юридической силы ни в России, ни на машиной родине. Но девушка об этом не знала и не думала. У нее был один закон — родительская воля. Девочка отправилась в новую семью, и попала в ад.

— Он заставлял меня с ним спать, бил, еды не давал. Они с его матерью не давали, — вспоминает девушка. — Когда их не было дома, я по квартире искала что-нибудь, что можно съесть. Мне было шестнадцать, когда старшая дочка родилась. Муж обещал больше не трогать, но опять соврал.

А вскоре Маша снова забеременела. Не выдержав постоянных побоев, унижений и голода, девушка, улучив момент, выпрыгнула из окна с дочерью на руках. Квартира была на первом этаже.

— В клинику пошла — нашли ушибы головы, поджелудочной, — говорит Маша. — Боялись, что с ребенком что-то не так, но на УЗИ у меня денег не было. А потом я оказалась у «Птиц».

Маша рассказала сотрудникам фонда, что уже пыталась обратиться в полицию. Следователь, выслушав ее, позвонил ее мужу — велел забрать жену и разбираться дома. Машу в тот день избили особенно сильно.

— И мы занялись этим делом, — говорит Наталья. — Вместе с консульством организовывали машины роды, забирали ее с ребенком из роддома, собирали вещи, обеспечивали питанием. Сейчас она и ее дети у нас. Нужно решать вопрос, как легализовать ее в России, как ей получить хотя бы школьное образование. На родину Маше возвращаться нельзя, ее там уже жить негде.

Совместно с консульством «Птицам» удалось добиться внимания от правоохранительных органов. Против «мужа» Маши заведено уголовное дело сразу по нескольким статьям.

Принцип взаимовыручки

Несмотря на подобные истории, большую загруженность и возросшее из-за пандемии количество обращений, специалисты и волонтеры «Птиц» готовы всегда прийти на выручку. В прошлом году с ними начал тесно сотрудничать и наш фонд.

— Мы готовы поддержать любое доброе дело, — рассказывает активистка «Птиц» Лида Панова. — Когда мы искали юристов для наших подопечных, связались с юридической консалтинговой группой «Статус». Их специалисты консультировали и подопечных фонда «Реликт». Так мы и познакомились.

У двух организаций оказалось немало точек пересечения. Но самое главное — оба фонда так или иначе занимались помощью детям.

— Простая и мрачная взаимосвязь — дети часто становятся жертвами семейно-бытового, домашнего насилия во всех формах, — поясняет Лида. — И в этих случаях наши задачи фактически совпадают. Надо же не только помочь ребенку собраться в школу, приобрести необходимую для обучения технику или купить спортивную форму. Часто таким детям и их родителям требуется помощь как квалифицированных психологов, так и юристов.

Сотрудничество «Реликта» и «Птиц» сначала заключалось в обмене контактами специалистов, взаимодействующих с фондами на добровольных началах. Мы готовы были находить юристов, чтобы обеспечить нашим друзьям из Петербурга юридическую поддержку, а они искали психологов для наших подопечных.

— Но мы не стали этим ограничиваться. «Птицы» оказывают любую посильную помощь, например, собирают для детей продуктовые наборы, договариваются о доставке, стараются помогать со сборами на те или иные цели. Мы тесно взаимодействуем и постоянно находимся на связи с директором «Реликта» Татьяной Абгаджава. Мы рады, что можем помочь, — говорит Лида.

Мяч, форма и привет от самых лучших

История Никиты и его мамы Оксаны из Кургана стала одной из самых запоминающихся и для «Реликта», и для «Птиц».

— Мама Никиты никак не может достроить маленький домик для себя и сына. Приходится жить в недостроенном помещении. Конечно, это очень давит на мальчика, — продолжает Лида. — Но в свои 13 лет он столкнулся с еще одним ударом — потерял мечту. Никита очень хотел стать профессиональным футболистом, но врачи сказали: по здоровью не пройдет. Для подростка это настоящая трагедия.

Мы открыли сбор для Никиты и Оксаны, чтобы завершить строительство. А «Птицы» нашли возможность обратиться к любимому футболисту мальчика — Игорю Акинфееву и команде ЦСКА.

— И Никита получил подарок, о котором раньше и не мечтал, — говорит активистка. — Защитник ЦСКА Георгий Щенников передал для мальчика футбольный мяч, подписанный Игорем Акинфеевым и всей командой. Сейчас Никита, смирившись с реальностью, хочет стать врачом, чтобы вылечить маму и многих других людей. Но этот подарок стал для него большой радостью и неоценимой поддержкой.

Обращение к клубу ЦСКА дало еще один неожиданный эффект — в рост пошли пожертвования. Благотворители, узнав об этой истории, перечислили для Никиты и Оксаны несколько десятков тысяч рублей. В итоге, 14 февраля 2021 года сбор был закрыт. Нам удалось собрать для наших подопечных более 213 тысяч рублей. 

— Еще одна запоминающаяся общая история — сборы на соревнования по плаванию для Максима Троценко. Его история нас очень тронула — мальчику 16 лет, а он уже мастер спорта и многообещающий спортсмен. Ему в Сборную надо, а каждый выезд на соревнования — бег с препятствиями. Никогда не знаешь, поедешь или нет, — говорит Лида. 

«Птицы» помогали искать форму для Максима, но нашли не только ее, а еще нескольких известных спортсменов, передавших будущему чемпиону свои пожелания удачи.

— Для Максима нам удалось добыть автографы двух олимпийских чемпионов по плаванию. А еще у него теперь есть шапка с автографом Владимира Морозова, многократного чемпиона мира и Европы, олимпийского призера. Мы надеемся, что это тоже укрепит веру Максима в себя и в то, чем он занимается. Что может быть важнее? — голос у Лиды звенит.

Общее дело

Наше партнерство с фондом «Птицы» продолжается. Мы постоянно на связи и вместе, ищем возможность помочь новым обратившимся и к нам, и к ним, планируем совместные проекты.

— Например, сейчас наши психологи работают с одной многодетной семьей, которую курирует «Реликт», — рассказывает Наталья Никифорова. — Пока мы можем рассказать только, что это семья священника, в которой живут несколько приемных детей. Когда их забирали из детдома, будущие родители были уверены, что смогут справиться с любыми сложностями. К сожалению, иногда мы себя переоцениваем. Понадобилась помощь квалифицированных психологов, чтобы помочь и детям, и родителям разрешить противоречия, возникшие в их отношениях. Надеемся, с нашей помощью им удастся и сохранить семью, и найти общий язык, и наладить свою жизнь.

Возвращение детей в госучреждения специалисты «Реликта» и «Птиц» как вариант не рассматривают. В эту семью попали те, от кого уже один или несколько раз отказались приемные родители. Очередное возвращение в детдом может стать для них ударом, с которым они не справятся.

— Как и всегда, мы делаем все возможное, все, что от нас зависит, чтобы помочь каждому, кто обратился к нам, — говорит Лида Панова. — Помощь — наше общее дело, и мы не собираемся останавливаться.

«Птицы» передают нашим подопечным продуктовые наборы и гигиенические средства, помогают с поиском запчастей для компьютеров тем, кому специальные технические возможности необходимы для обучения. И мы уверены: наше сотрудничество будет развиваться и крепнуть.

Фонд «Птицы» работает в Санкт-Петербурге, но среди его подопечных — около тысячи человек как в северной столице, так в разных городах России и стран СНГ. Специалисты оказывают помощь бесплатно. Они не только предоставляют временное убежище, но и проводят психологические и юридические консультации, помогают в поиске работы и жилья, способствуют возвращению подопечных домой, если это необходимо. Сейчас с фондом сотрудничает более 30 психологов, юристов и волонтеров, в том числе специалисты юридической консалтинговой группы «Статус». В марте 2021 года «Птицы» открывают новый шелтер в Петербурге.

Но без вашей поддержки работа фонда была бы невозможна. Он существует на личные средства сотрудников и пожертвования. Если вы хотите поддержать «Птиц» в их нелегком, но очень важном и нужном деле, это можно сделать здесь.  

Текст: Анна Поваго, ИД «Коммерсантъ», специально для фонда «Реликт».